ReymontХронологически третий из польских лауреатов Нобелевской премии Владислав Реймонт остается у нас наименее известным из знатной польской шестерки. А между тем, если Генрик Сенкевич получал Нобелевку по литературе в то время, когда и Польши-то, как таковой не было, она в то время была все еще разделена между Российской, Австро-Венгерской империями и Пруссией; Мария Склодовская-Кюри свои исследования проводила во Франции в компании французских коллег, то Владислав Реймонт получал свою премию, не только как поляк, но и как представитель независимой Польши, молодой второй польской Республики (в то время Польской независимости едва исполнилось 6 лет).
Родился Станислав Владислав Реймент 7 мая 1867 года в селе Кобеле Вельке недалеко от Радома, спустя всего несколько лет после подавления январского восстания, когда в Польше с одной стороны еще витал дух свободы, а с другой – страна погрузилась в пучину отчаяния и прострации, которые обычно следуют после подобных катастроф. Внимательный читатель, наверняка уже спешит уличить меня в ошибке в имени писателя, но нет, сразу после рождения будущий писатель носил имя Станислав Владислав Реймент, а более привычное нам написание фамилии и последовательность имен – дело более позднее, когда по инициативе самого писателя он стал Владиславом Станиславом Реймонтом.
Родился Владислав Станислав Реймонт, будем называть его так, коль скоро на то была воля самого писателя, в семье не бедного, но и не богатого органиста, который желал всей душой вывести своих семерых детей в люди. Поскольку будущий писатель никак не хотел ни учиться, ни осваивать орган, то отец отправляет его учиться на портного, чтобы дать ему хоть какую-то профессию в руки. Впрочем, молодость Реймонта будет весьма бурной, он попробует свои силы на железной дороге, в актерской труппе, увлечется спиритизмом и отправится в Германию и даже пробует уйти в монастырь на знаменитой Ясной горе в Ченстохове. Однако уже в 1894 году, после весьма удачного литературного дебюта, Реймонт принимает решение зарабатывать на жизнь пером. Решение оказалось весьма правильным и уже к концу 90-х лет позапрошлого века писатель может себе позволить путешествие по Европе — Лондон, Париж, Берлин, Италия.
В 1900 году Владислав Реймонт попадает в железнодорожную аварию, которая оказалась для него … счастливой. Дело в том, что залечивал травмы писатель в Кракове, а за ним ухаживала знакомая Аурелия Шабловская, которая позже развелась с мужем и вышла за муж за Реймонта. С ней вместе он пережил всю Первую мировую войну в Варшаве.
После войны и получения Польшей независимости Владислав Реймонт занимается общественной работой, даже предпринимает попытку путешествия в США, где в среде Полонии ищет средства на восстановление страны. Однако не очень удачно. К этому времени возраст и здоровье уже брали свое.
Свою Нобелевскую премию Владислав Станислав Реймонт получил в 1924 году, однако жить в лучах славы писателю пришлось не долго, уже 5 декабря следующего, 1925 года, писателя не стало. Он похоронен на знаменитом варшавском кладбище Powązki на почетной аллее рядом с  другими выдающимися поляками. А его  сердце, как и сердце еще одного великого поляка — Фредерика Шопена, вмуровано в колону церкви св. Креста, что на Краковском предместье в Варшаве.
Среди творческого наследия писателя особо стоит выделить два произведения. «Хлопы» — роман о жизни польских крестьян произведение, за которое Реймонт, собственно, и получил Нобелевскую премию. Интересно, что соперниками Реймонта в борьбе за премию в 1924 году были такие метры, как Томас Манн, Максим Горький, Томас Харди и другой поляк Стефан Жеромски.
Вторым знаковым произведением в наследии Реймонта стала «Земля Обетованная» впервые экранизированная в 1927 году история о поляке, немце и еврее из Лодзи. Вторая экранизация романа в 1976 году была реализована Анджеем Вайдой и стала одним из лучших фильмов в истории польского кинематографа.
Впрочем, в наследии Владислава Реймонта еще немало достойных произведений, которые заняли свое место в сокровищнице польской и мировой литературы. А имя Реймонта, так мало известное у нас, — безусловно достойно внимания читателя. Впрочем, Нобелевскую премию просто так не дают, по крайней мере в 1924 году.