10376842_735151619876544_4594669083336143084_nГод 1795 от Рождества Христового в истории Польши занимает совершенно особенное место. Это был, пожалуй, самый трагичный год в истории Речи Посполитой, Польша была окончательно разделена между своими могущественными соседями: Российской империей Романовых, Пруссией и Австрийской империей Габсбургов. Свободолюбивые поляки сразу же попробовали вернуть себе утраченное, воспользовавшись геополитической ситуацией (победоносным шествием Наполеона по Европе), этот сюжет мы с вами помним по тексту польского гимна. Однако, как мы помним, Наполеон был разбит, а вместе с ним разбиты и надежды на скорое восстановление польской государственности.
Для того, чтобы в Польше созрел новый план понадобилось почти два десятилетия. Фактически восстание, вспыхнувшее на польских землях, находящихся в составе Российской империи в самом конце осени 1830 года, поднимали поляки уже очень смутно помнящие свободную и независимую Польшу. Это было новое поколение, люди, воспитанные на рассказах старших о былом величии Речи Посполитой, они уже не помнили тех внутренних проблем, которыми так изобиловала жизнь Польши конца XVIII века, для них та старая, независимая Польша виделась неким золотым веком – идеализированном временем, когда все было хорошо.
Такая идеализация старой Польши очень хорошо вписалась в общий романтичный характер восстания. У его организаторов, кажется, не было ни четкого плана, ни представления пути достижения целей. Энтузиастам казалось, что стоит только подать пример и вся Польша восстанет, и старая польская знать поддержит народ, польские военачальники станут во главе повстанцев и поведут польский народ к победе, к свободной, справедливой и независимой Польше. Нужно ли говорить, что восстание это было обречено на поражение? Никто из польских генералов, видя утопичность идеи, так и не захотел рискнуть карьерой и возглавить восстание.  Юзеф Хлопицки (Józef Chłopicki), ставший одной из самых заметных фигур в руководстве восстания, видел скорее дипломатический, чем военный путь решения конфликта. Отсутствие плана и авторитетного лидера, слабая организация восстания привела к тому, что уже через год, в октябре 1831 года, Россия окончательно решила вопрос восстания.
Тем не менее, ноябрьское восстание имело и целый ряд далекоидущих и важных последствий для истории Польши.
Прежде всего, именно с ходом ноябрьского восстания историки связывают появление польского бело-красного флага. Восставшие в ходе борьбы нуждались в каком-то простом и понятном опознавательном знаке и для этих целей были впервые использованы было-красные знамена и шарфы. Происхождение знаков было предельно простым – их повстанцы взяли с польского герба (белый орел на красном фоне). Начиная с событий 1830-1831 года этот бело-красный символ становится национальным польским символом. Хотя, справедливости ради, стоит отметить, что ряд историков говорят о том, что бело-красные стяги использовались еще при праздновании первой годовщины Конституции 3 мая (подробнее о ней здесь), т.е. еще до третьего раздела Польши. Официальным же символом Польши бело-красный стяг стал в 1918 году, когда поляки, наконец, получили такую выстраданную и долгожданную независимость.

10584075_821828421168973_4639763129883918239_n

Во-вторых, как мы уже отмечали ноябрьское восстание – дело рук молодого поколения поляков, поколения, которому отцы и деды передали дух вольной Польши, искорку польскости, которая закономерно тлела в условиях оккупации. Ноябрьское восстание наново разожгло это искру, которая получила новый импульс, что позволил польскому духу с новой силой пламенеть. Именно эта самая искра, которую поддержало ноябрьское восстание, вспыхнула уже в следующем поколении восстанием более масштабным – январским восстанием 1861-1863 гг.
В-третьих, и здесь полякам нужно отдать должное, оказалось, что польское освободительное движение способно учиться на своих же ошибках. Негативный опыт ноябрьского восстания был использован в январском восстании, в частности это видно по наличию лидера, впрочем, не только.
Наконец, не очевидное, но немаловажное последствие ноябрьского восстания – это расцвет польской культуры. Именно на период после 1830 года приходятся лучшие произведения Адама Мицкевича, Фредерика Шопена, Юлиуша Словацкого и т.д. После неминуемого наступления на политическом поприще на польскую жизнь, лучшие силы польского народа были направлены в сферу духа – в литературу, музыку, живопись, которые при фактическом отсутствии невозможности польской политической жизни, были призваны поддерживать дух Польши, воспитывать молодое поколение. А боль вызванная поражением восстания вылилась в мицкевические стихотворения и поэму и шопеновские мазурки и этюды.
Ноябрьское восстание было проиграно, но, как показала история, что оно стало очередной важной ступенькой на пути к свободной и независимой Польши.10169247_765030123515470_1616194562555260375_n