Друзья, откровенно давненько мы с вами не общались на страницах нашего блога. Настало время это исправить. Начну с долгов. Когда-то мы начинали разговор о явлениях в польском языке, которые застают нас врасплох, удивляют и поражают, явлениях, которые мы склонны считать исключительно польскими сюрпризами, хотя на поверку оказывается, что не так уж все уникально. В первой части, если вы помните, мы говорили о носовых гласных в славянском языке.
Сегодня же мы поговорим о «самом скандальном» феномене первых нескольких уроков польского. Это, конечно же, местомения oni/one, так называемые лично-мужская и нелично-мужская (женско-вещная) формы – предмет удивления и возмущения 80-90% всех представительниц женского пола, начинающих изучать польский язык. Мой многолетний опыт преподавания польского языка показывает, что после того, как я озвучил разницу в употреблении местоимений oni и one, необходимо сделать двух-трехминутную паузу, дабы сударыни и панянки вдоволь навозмущались. Здесь надо сказать, что достается и польскому языку, и полякам, которые «дискриминируют» таким образом прекрасною часть рода людского, ставя их в один ряд с лошадьми и собачками, тракторами и книгами, баклажанами и… и т.д.
Стоп. На самом деле, такое различие в местоимениях третьего лица множественного числа[1] — не уникальное достижение польских «женоненавистников». Например, подобное явление встречается во французском языке, где так же существуют два местоимения «они» — ils и ellеs. Ну к французским-то мужчинам предъявить претензии у кого повернется язык? А вот представьте себе, что французы точно также «дискриминируют» своих femmes, т.е. женщин «по-ихнему». Так, что никто женщину таким образом обидеть не хочет, уж поверьте Алену Делону! Пользуйтесь двумя местоимениями oni/one вместо одного они и радуйтесь, что их всего два, ведь могло быть и больше.
Так, например, в соседнем с польским чешском языке вместо одного русского они и двух польских oni/one в 3л.мн.ч. есть сразу три формы – oni/ony/ona, но пусть это будет головной болью тех, кто изучает чешский.
Мы же ограничимся тем, что поляки женщин не обижают, даже наоборот, спросите у любого, кто там был. А грамматика – это дело такое… Наличие двух разных форм для обозначения «они-мужчины» и «они-все-остальные» можно объяснять вездесущей польской любовью ко всему французскому, которая появилась незнамо когда, но точно прочно засела в польских сердцах и душах. А может, что более вероятно, имеет какие-то общеславянские корни и чешский тому подтверждение, оставим этот вопрос какому-нибудь любознательному лингвисту.


[1] Впрочем, не только —  есть еще лично-мужские формы множественного числа в именительном падеже, эта тема всплывает во множественном числе прошедшего времени и т.д., однако к тому времени, когда руки доходят до этих тем, градус напряжения существнно снижается.