Достаточно нередко приходиться «успокаивать» студентов, когда те сетуют, что мол уже много лет учу польский, а все еще встречаю незнакомые слова и нет тому ни конца, ни края. Прежде всего, скажу, что это совершенно нормальная ситуация – выучить все слова, в любом языке не получится, никогда, с этим надо смириться. Другого выбора у нас нет. Даже, если вы выучили и научились пользоваться самыми частотными словами языка, которые должны вам обеспечить 80 или 90% процентов понимания повседневного языка, то никто не отменял оставшиеся 10-20%.
Да, вопрос в том, насколько часто новое слово ставит вас в тупик, но такие слова будут встречаться всегда, даже в родном языке. Ответьте себе на вопрос, неужели вы не встречаете слов, значение которых вам не известно, читая русскоязычные тексты? Речь даже не идет об узкоспециальных терминах. Иногда авторы приправляют свои слова диалектными перлами, неизвестными вам доселе сленговыми выражениями, архаизмами и т.д. Вот даже в предыдущем предложении появилось слово «доселе», которое мало кто регулярно употребляет в разговорной речи, и которое, что-то мне подсказывает, поставит в тупик большинство иностранцев, неплохо говорящих по-русски.
Что с этим делать?
Во-первых, смириться ))).
Во-вторых, словарь, конечно, тоже никто не отменял, хотя я понимаю, что таких слов может быть настолько много, что за каждым лезть в словарь – никакого чтения не получится, и все же.
 В-третьих, после того, как у вас есть опыт изучения языка и ваш словарь достаточно хорош (на самом деле, без кокетства и без посторонних ушей и глаз, себя мы редко обманываем), то я бы советовал обратить внимание на правила и закономерности словообразования. Тогда у вас получится достраивать значения однокоренных слов. Это не всегда поможет, но весьма часто будет кстати и сократит объемы проблемы.
В-четвертых, это чтение. Да я опять об этом. Причем чтение, как игра в детектив, о которой я неоднократно писал и говорил, поможет решить достаточно большую часть проблем, но не все. Наша панацея – это чтение с самого начала оригинальных текстов, когда мы учимся обходиться лишь тем, что у нас есть, достраивая оставшиеся смыслы и значения. О своем опыте чтения Г.Сенкевича, в самом начале знакомства с польским, я писал уже здесь. Это как оказалось (см. ниже) помогает не только в начале, но и тогда, когда у вас в столе уже более 5 лет пылиться Certyfikat z języka polskiego jako obcego na poziomie C2, а общение с поляками стало ежедневной обыденностью. Это я «скромно» о себе ))). Да и с таким багажом проблема незнакомых слов – актуально, особенно если….
…если вы решили познакомиться с творчеством другого польского писателя-нобелевского лауреата – Владислава Станислава Реймонта. Ни какой Сенкевич и рядом не стоял с Реймонтом в вопросах лексики.
Я давно уже не чувствовал себя так в польской лектуре так как с Реймонтом. С первых страниц текст «Chłopów» показал мне, что будет интересно. Во-первых, в тексте очень много сельской лексики, которая, мягко говоря, не часто встречается в повседневной жизни горожанина. Во-вторых, герои романа говорят на диалекте, что само по себе вызов, даже в родном языке. Чтение удостоенного Нобелевки романа мне очень напомнило опыт чтения украинской литературы XIX века, галицких или буковинских авторов, той же Ольги Кобылянской, например, где герои также частенько говорят «місцевою говіркою», которая далеко не всегда сходу понятна жителям Слобожанщини, Причерноморья или Волыни. Как оказалось – это бесценный опыт, данный украинской литературой. Впрочем, я думаю, что о своих мыслях по поводу украинской литературы в контексте чтения «Chłopów» Вл.Реймонта я еще напишу в другом, более подходящем для этого месте. Вернемся все же к польскому и его словарю. Я еще не разбирался с тем, где именно происходит действие романа, но очень подозреваю, что это Малопольша или Подкарпатье, ибо количество необычных польских слов из лексикона крестьян, которые понятны украиноязычному читателю весьма велико. Интересно, что не только польский влиял на словарный запас украинского языка, но книга дает представление о том, что и обратный процесс также был. Это несколько облегчает чтение, но не радикально, оставляя пространство для языкового наслаждения. С точки зрения языка, «Сhłopi» — это не fast-food, это для гурманов.

Foto by Olga Averianova

В общем, если вам стало скучно в польском и вы затосковали по тем временам, когда польскоязычный текст представлял для вас некоторые затруднения и вызов, то смело открывайте „Chłopów” – это именно то, что нужно. Да и Нобелевскую премию просто так не дают, по крайней мере в 1924 году. Чтение этого произведения – это интересный опыт.