загруженное (1)Друзья, недавно я тут в разговоре с коллегой по Европейскому Центру Академических Обменов делился своим детским опытом занятий музыкой. Слово за слово и вспомнился мне один эпизод, который может помочь и вам, теперь уже в преодолении пресловутого языкового барьера (это, если кто еще не преодолел).
Для начала скажу, что ученик с меня был так себе. Вначале, а было мне 6 лет, мне удавалось «выезжать за счет возраста». Занимался я по классу баяна и первый год-полтора меня едва видно было из-за инструмента. Это всех умиляло и позволяло мне получать высокие отметки на академконцертах. Меня реакция окружающих окрыляла и порою мне казалось, что я и в правду талантлив. Но, когда после первых «успехов», я перестал быть уникальным (в силу возраста) мальчиком и стал одним из…, крылья отпали, а вместе с ними и охота работать. Дома меня буквально заставляли, преподаватель нервничал, короче всем мои занятия были в тягость. Но как оказалось и такой опыт тоже может быть полезен.
Итак, стою я перед залом жду своей очереди в очередном академконцерте, нервничаю, ибо в готовности и мастерствеimages своем, мягко говоря, не уверен. Был у меня товарищ, сегодня даже не помню как звали, а то обязательно бы поблагодарил за совет персонально. Товарищ был очень взрослый, лет одиннадцати, мне восьмилетнему мальчишке он казался очень авторитетным и опытным. Он мне и говорит: «Чего ты переживаешь? Ты выходишь на сцену, представляешь, что они там (комиссия в зале) ничего в музыке не понимают, играешь как можешь и уходишь». Цитата, естественно, не дословная, но смысл передает. Не помню уже, что там было с оценкой, но теперь это и не важно. Важно другое: весь языковой барьер – в страхе сделать ошибку. А вы представьте, что тот с кем вы говорите (пусть даже и поляк) в польском смыслит еще меньше вашего и уличить вам с ошибке не сможет. Это должно вам помочь расслабиться и снять напряжение, а там пойдет как по маслу.
В контексте сказанного не могу не вспомнить одно из первых интервью в России хорватского тренера Славена Билича, о котором мы уже говорили. Пересмотрите его еще раз, после прочитанного сегодня. Или вспомните историю моего польского знакомого. Сегодняшняя история – лишь лишнее подтверждение сказанного раннее, только из другой сферы жизни. Учить польский язык, конечно, надо, но, когда приходит время пользоваться им – вспомните о том, что ваш  собеседник, будь он хоть профессором полонистики, хоть польский консул  в польском смыслит меньше вашего. Практика показывает, что на собеседовании на Карту поляка «эта техника» тоже отлично работает. Правда, есть ряд условий.
Короткое резюме всего, что может быть сказано о преодолении «языкового барьера» можно свести к двум тезисам:
  1. Если ты не можешь повлиять на проблему – измени свое отношение к ней.
  2. Языковой барьер, если и существует, то только в нашей голове. Поэтому, если вы продолжаете настаивать на том,загруженное что но есть, то рискуете получить обвинение в солипсизме и вам придется читать Дж.Беркли для того, чтобы получить аргументы в отстаивании своей позиции. Если же сама мысль о необходимости читать британского философа рубежа XVII-XVIII века приводит вас в ужас, и ярлык солипсист вы считаете постыднее, чем… (сами придумайте что), то перестаньте верить в глупости и утверждать, что «языковой барьер» существует. Он настолько же реален, как реальны марсиане или зимние Олимпийские игры 2022 года во Львове.
P.S.: Музыкальную школу я все-таки закончил. И хотя инструмент после этого (а прошло уже 18 лет) я брал в руки раз пять, не больше, своему преподавателю Сазонову Юрию Павловичу сегодня хочу сказать «Спасибо большое» за терпение.
P.P.S.: Боже вас упаси читать Дж.Беркли!